Ученые назвали «переломным моментом» работу над лекарствами от коронавируса

Как пандемия COVID-19 изменила систему здравоохранения, какие новые сюрпризы преподнесут нам вирусы и есть ли надежды, что COVID-19 научатся лечить уже в следующем году — ответы на эти вопросы дали эксперты в ходе Международной конференции «Молекулярная диагностика-2021», которая открылась 9 ноября в Москве.

Фото: АГН «Москва»

Как рассказал главный инфекционист Минздрава РФ Владимир Чуланов, инфекционные угрозы  стали сегодня приоритетом для всего мирового здравоохранения. По данным ВОЗ, сегодня с инфекционными заболеваниями сталкивается  более 2 миллиардов человек ежегодно – это больше четверти населения Земли. Инфекции остаются  в числе ведущих причин общей смертности и  первой причиной преждевременной смертности. При этом в 2019 году инфекции верхних дыхательных путей вырвались в мире на 4 место среди причин смертности (ежегодно их регистрируется ежегодно 39-40 миллионов случаев).

Ежегодно в мире выявляют  1-2 новые инфекционные болезни; за 30 лет обнаружено  более 30 патогенов человека.  Большая часть из них бактериальные,  но вирусные, занимающие в структуре инфекций 26%, вызывают все большую обеспокоенность. И если в группе детского населения смертность от них имеет тенденцию к снижению, то среди  взрослых обратная ситуация: наблюдается ее устойчивое нарастание. 

На эволюцию инфекционных заболеваний большое влияние сегодня оказывает изменение климата, и в последние десятилетия появились значительные изменения в палитре инфекций. В частности, в российских регионах из-за глобального потепления стали появляться возбудители, о которых у нас никогда не подозревали, например, лихорадка Западного Нила. 

К тому же значительно расширяется ареал обитания переносчиков инфекционных болезней (например, клещевые инфекции стремительно наступают на города). Миграция населения и развитие глобальной торговли добавляют масла в огонь. «Благодаря перелетам, инфекции легко перемещаются по континентам, и примером тому может послужить последняя пандемия, — говорит Владимир Чуланов. — К тому же надо учитывать, что в 1950-60 годы население земного шара составляло всего 3 миллиарда человек, а сегодня — 9 миллиардов. За короткий срок население планеты утроилось, стало больше контактов между людьми и резервуар для инфекций расширяется». 

Изменчивость возбудителей инфекционных болезней также влияет на их способность к распространению – отдельные мутации способны привести к глобальной катастрофе. Ну и дополняет весь этот адский коктейль проблема резистентности к антибиотикам.

«За последние 30 лет в мире не было изобретено ни одного принципиально нового антибиотика, зато с 1985 года открыто 4 новых вида антибиотикорезистентности — мы исчерпываем возможности лечения болезней,  — говорит профессор Чуланов. – Причина – в первую очередь в нерациональном приёме антибиотиков. Типичный пример мы наблюдаем сегодня – их стали массово применять для лечения вирусной  пневмонии, тогда как в этом нет никакой необходимости. Это уже привело к тому,  что спектр антибиотикорезистентности сегодня значительно расширился, что отмечают все специалисты».

Говоря о пандемии, Чуланов отметил, что она проходит в мире по-разному, но для большинства стран речь идёт о третьей и четвёртой волне. Хуже всего ситуация сегодня в европейском регионе: в нем, в отличие от остальных точек мира, сегодня отмечается рост заболеваемости и смертности. По словам главного инфекциониста, это во многом связано с Россией, где ежедневно регистрируется больше 40 тысяч инфицированных, а третья волна переросла в четвёртую, и в большинстве регионов рост, в том числе летальных исходов, продолжается.

Дельта-штамм, который у нас господствует, значимо отличается от базового штамма — он быстрее передаётся, ускользает от нейтрализующего действия антител и обладает большей патогенностью. Сегодня в РФ развёрнуто более 300 тысяч коек под COVID —  это максимальное число за всю историю пандемии. В амбулаторной сети сейчас наблюдается более миллиона пациентов, а в стационарах проходит лечение  более 250 тысяч человек.

Профессор Чуланов рассказал, что за время пандемии мы столкнулись с рядом проблем: отсутствием единой системы мобилизации медицинских сил и средств на случай масштабной эпидемии; износом зданий инфекционных больниц и устаревшим оборудованием, отсутствием сети гослабораторий для диагностики инфекционных заболеваний; отсутствием запаса лекарств и медицинских изделий; дефицитом  медкадров. 

И все же пандемия дала толчок к развитию многих направлений. Например, количество тест-систем, которое появилось  для диагностики COVID, беспрецедентно. По словам главы ФМБА Вероники Скворцовой, в России готовятся к выходу антиковидные лекарства. В частности, вторую стадию клинических исследований проходит отечественный противовирусной препарат под кодовым  названием «Мир-2», а ещё один препарат для лечения цитокинового шторма уже зарегистрирован. 

Глава ФНБУ «ЦСП» ФМБА России Герман Шипулин считает, что с точки зрения борьбы с пандемией сейчас то самое время, когда после кромешной тьмы наступит рассвет. Дело не только в вакцинах, которые показывают эффективность в разных странах, но и в появлении этиотропного лечения. В частности, две компании заявили о появлении прорывных препаратов: одна ведущая фармкомпания подала документы на регистрацию препарата, по предварительным данным, снижающего вероятность госпитализации или смерти вдвое, а другая начала третью стадию исследований препарата, который продемонстрировал 90% защиту от госпитализации или смерти. По словам Шипулина, в мире это уже назвали переломным  моментом в пандемии и есть шанс, что в следующем году эти лекарства появятся и в России. 

Вместе с тем, Герман Шипулин подчеркнул, что 98% вируса, циркулирующего в Российской Федерации, содержит мутацию, которая распространяется в 50 раз быстрее исходного штамма. «Я 30 лет занимаюсь диагностикой, но такое вижу впервые», — подчеркнул эксперт.

COVID-19 — не последний вирус, который устроил атаку на человечество. И глава ВОЗ уже предупредил, что надо готовиться к новой эпидемии. Первой угрозой может стать уже знакомый нам вирус Зика, который стал стремительно распространяться  из-за изменения климата. У уток выявили новый аденовирус, который может вызывать  заболевание у млекопитающих. Так что скучать нам в ближайшие годы не придётся. Радует лишь то, что к 2030 году в стране обещали научиться расшифровывать неизвестные вирусы, вызывающие вспышки, в течение 24 часов.  «Вирусы эволюционируют быстрее, чем человек, и быстрее приспосабливаются к меняющимся условиям, — говорит Владимир Чуланов.  — Сейчас существует масса факторов, способствующих их возникновению и распространению, и мы должны быту этому готовы, и один из важных  аспектов — наличие молекулярных методов диагностики». 

Источник: mk.ru

Оставьте ответ